Функциональные расстройства в неврологической практике

Функциональное неврологическое расстройство симптомов, также называемое конверсионным расстройством, является сложным состоянием, когда пациенты испытывают физические неврологические симптомы, но без явной структурной проблемы в нервной системе. Точная причина не совсем понятна, хотя стресс может быть основным фактором.

По данным Национальной организации редких расстройств, считается, что функциональное расстройство неврологического симптома (FND) происходит в 14-22 случаях на 100 000 человек.

Хотя это может повлиять на детей, FND чаще встречается среди подростков и взрослых. Люди в сельской местности и военнослужащие могут подвергаться более высокому риску развития ФНО, чем другие группы.

симптомы

обеспокоенный молодой человек

Лица, у которых есть FND, испытывают физические симптомы. Однако эти симптомы не имеют основной физической причины и часто связаны с эмоциональным или психологическим кризисом.

Человек с FND не контролирует симптомы, которые они испытывают, и не сознательно или намеренно их производят.

Типичные признаки и симптомы FND включают:

  • глухота или трудности со слухом
  • сложность концентрации
  • Трудность глотания
  • усталость
  • нарушение движения
  • отсутствие отзывчивости
  • потеря баланса
  • потеря чувств, таких как запах или прикосновение
  • проблемы с памятью
  • онемение
  • боль в мышцах, коже или суставах
  • паралич
  • припадки
  • проблемы речи
  • покалывание в коже
  • тремор
  • подергивание
  • проблемы со зрением
  • слабое место

Продолжительность и тяжесть симптомов

Признаки могут появляться и уходить, или они могут сохраняться, и они могут варьироваться в зависимости от их тяжести и местоположения.

В большинстве случаев симптомы устраняются в короткий период времени. Однако у некоторых людей они могут продолжаться месяцами или годами и могут препятствовать способности человека работать и выполнять повседневную деятельность.

По данным FND Hope, некоммерческой организации по защите интересов пациентов с FND, симптомы FND могут быть столь же изнурительными, как рассеянный склероз (MS) или болезнь Паркинсона.

Взаимосвязь психологических и неврологических заболеваний, проблема диагностирования и лечения

 Анализируется проблема разрозненности лечения больных с заболеваниями комплексной психоневрологической природы, недостаток профильных специалистов в этом контексте, лишь временная эффективность лечения пациентов сугубо средствами неврологии. Рассматривается влияние стрессовых состояний и негативных психологических установок на развитие неврологических симптомов и заболеваний; способы комплексного лечения.

Ключевые слова: психология, психиатрия, психолог, психотерапевт, неврология, невропатология, диагностирование, лечение, психосоматия, невроз, ВСД (вегето-сосудистая дистония), панические атаки, тревожные состояния, навязчивые состояния.

The problem of fragmentation of treatment of patients with diseases of the complex psychoneurological nature, the lack of specialized specialists in this context, and only the temporal efficiency of treatment of patients with exclusively neurological means are analyzed. The significance of stress states and negative psychological settings on the development of neurological symptoms and diseases is considered. Methods of complex treatment.

Keywords. psychology, psychiatry, psychologist, psychotherapist, neurology, neuropathology, diagnosis, treatment, psychosomatics, neurosis, vegetovascular dystonia, panic attacks, anxiety states, obsessive states.

Введение. На практике часто бывает, что человек болен определенными нервными заболеваниями, однако не может их правильно интерпретировать. В нашем консервативном обществе чаще всего за помощью он в первую очередь обращается к неврологу, невропатологу. У данного врача он получает курс лечения (например, стандартные мексиприм, луцетам и т. п.), который чаще всего помогает лишь на время. В силу внутренних установок, главным образом переживаний, нередко заболевания возвращаются, и всё повторяется по кругу.

Конечно, грамотный невролог интересуется образом жизни и мыслями пациента, однако в силу непрофессионального подхода происходит это поверхностно, часто благодаря опыту врача.

Врачи психотерапевтического профиля при этом часто остаются в стороне либо решают проблемы со своими пациентами так же обособленно.

При этом врачи признают, что, говоря обывательским языком, одни лечат «программу», а другие ремонтируют «техническую оснастку», тогда как одно без другого в данном контексте не работает.

Затронутая тема — это проблема наличия в медицинской практике врачей-диагностов, каких рядовой обыватель привык видеть в образе всеведущего доктора Хауса из одноимённого сериала. Функциональный диагност — это врач, специализацией которого является проведение глубокого комплексного обследования пациента. В отечественной медицине такой практике уделено меньшее внимание. Психоневрология отлично вписывается и при диагностировании как комплексная проблема. Психоневрология — это раздел медицины, включающий психиатрию и неврологию и изучающий пограничные их разделы — неврозы, психопатии и т. п., а также психогигиену и психопрофилактику. Существуют и психоневрологические отделения в больницах. Главная цель — сделать уже доказанные взаимосвязи применимыми для лечения на практике повсеместно. Ведь еще в предвоенные годы В. М. Бехтеревым был создан Психоневрологический институт, проблема уже тогда рассматривалась комплексно. В начале ХХ века им было организовано новое научное направление, названное им психоневрологией, которое соответствует всем запросам, предъявляемым сегодня наукой к междисциплинарному изучению нервной системы пациента.

По словам Бехтерева, «к неврологии, понимаемой в том обширном значении этого слова, которое мы придаем ему в настоящее время, примыкают самым теснейшим образом те отделы знания, которые ставят своею задачею изучение духовного или внутреннего мира и его болезненных нарушений. Эти отделы знания, известные под названием психология и психиатрия…» [3].

Так, при обособленном обследовании у невролога на ранних этапах заболеваний нередко в анализах может быть относительная норма, в то время как психотерапевт заметит отклонения. Поэтому при совмещении психологии и неврологии мы имеем отличные прогностический и предупредительный эффекты, не говоря уже о более эффективном диагностировании и лечении.

Однако прежде чем рассуждать об этом, проследим связь между психологическими и неврологическими компонентами заболевания, оценим, как часто такое можно проследить.

Самыми популярными можно назвать неврозы, дисфункции вегетативной нервной системы (термин «вегето-сосудистая дистония» является устаревшим и обывательским, он отсутствует в современной Международной классификации болезней, в данном контексте рассматривается как полиэтиологический синдром) и вообще любые симптомы неврологического профиля [1].

Факторами риска здесь нередко являются хронические и острые стрессовые ситуации, депрессии. Однако стандартные рекомендации невролога относительно приведения в порядок режима дня, образа жизни и питания могут не сработать: человек часто страдает изматывающими навязчивыми состояниями, которые не отпускают его по абсолютно разным причинам. Таким образом, смена образа жизни (являясь и у психотерапевта одной из главных рекомендаций) может не помочь, не будучи подкрепленной дополнительной психологической работой с пациентом. Некоторые люди чрезмерно мнительны, у других слабая от природы нервная система, третьи перенесли большие переживания в жизни (в том числе по поводу своего здоровья, ухудшения которого и боятся).

В данном случае, когда человек испытывает неврологические симптомы (головокружения, тремор, онемения, шаткость походки, невнятность речи, бросание в жар или в холод, заторможенность, снижение концентрации, растерянность, снижения зрения), вызванные переживаниями, из-за этого он начинает переживать ещё больше, что в свою очередь вновь усиливает неврологические симптомы. Таким образом человек загоняет себя в депрессивно-неврологическую яму, что сопровождается снижением продуктивности и общего самочувствия, тревожными состояниями разной силы (вплоть до панических атак), сбоями различных систем организма, например зрения, где вегетативно-сосудистый фактор имеет большое значение.

Описываемая картина часто свойственна неврозам, которые включают в себя дополнительно целый комплекс вариаций: неврастения, истерия, навязчивые состояния и пр. Невроз — одно из самых часто встречающихся нервно-психических заболеваний. Главная причина неврозов — психические травмы, значимость которых определяется не физическим воздействием, а информационным значением. Другими словами, невроз — это болезнь, которая развивается в результате воздействия информации. Неврозы и невротические состояния причисляют к обратимым нарушениям нервной деятельности. Прогноз при психотерапии неврозов чаще всего положительный.

Часто подобные заболевания сопровождаются психосоматическими недугами (влияние психологических факторов на возникновение и течение телесных заболеваний). Это те же неврологические симптомы, но имеющие ещё более выраженную психологическую подоплёку, и вариации проявлений могут быть разными. Из распространённого: человек может ощущать сложности с дыханием, может болеть сердце, голова (локализация, как правило, затрагивает наиболее важные системы органов).

По словам З.Фрейда, «если мы гоним какую-то проблему в дверь, затем она в виде симптома болезней проникает через окно».

Человек не избежит заболевания, если избегает самой проблемы. Здесь принят за основу механизм вытеснения, своеобразная психологическая защита. Человек отбрасывает неприятные ему мысли, боясь напрямую взглянуть на них, и поэтому они просто переходят на другой уровень, никуда при этом не пропадая. Все наши проблемы впоследствии преобразуются из социального (то есть межличностных взаимоотношений) или психологического уровня (невыполненных желаний, наших мечтаний и влечений, подавленных эмоций, внутренних конфликтов) на уровень физиологии [4].

Встречается, хоть и реже, и обратная картина, когда не психика провоцирует неврологические проблемы, а наоборот. Например, при недостатке питания мозг будет сигнализировать о своих проблемах с помощью тревог и т. п. Многие врачи отмечают такой эффект при шейных остеохондрозах. Однако, как правило, развитие заболевания идёт одновременно по двум векторам.

Отдельно стоит упомянуть и психоневрологический комплекс расстройств после некоторых тяжёлых заболеваний, поражений сосудистой системы, мозга и т. п.

Встречаются и совсем нетривиальные причины, такие как воздействие токсичных веществ на организм. Так, данные экспериментального исследования выявили влияние малых концентраций ртути на снижение слуховой и зрительной памяти, эмоциональную неустойчивость и снижение контроля над эмоциями (обследовано непосредственно на производстве 107 человек, работающих в условиях воздействия паров ртути) [2].

Как видим, причины могут быть разными, но психические и неврологические проявления очень часто отмечаются вместе.

Лечение же должно строиться следующим образом: пациент, попадая к неврологу, проходит лечение с помочью медикаментозных препаратов (при необходимости) и коррекции образа жизни, после чего направляется к психологу или психотерапевту, где с помощью бесед, специальных тестов и других методик анализируется источник проблемы (например, систематические проблемы на работе, страх перед ответственными задачами, откладывание их в долгий ящик и накапливание, из-за чего пациенту кажется невыполнимой даже простая задача). Формируется правильное отношение к вещам, человек понимает, что источник страха — он сам, что боязнь каких-либо заболеваний безосновательна или преувеличена. (Главная задача психотерапевта — это борьба с иррациональными установками психики, идущими вразрез со здравой логикой). Дополнительно корректируются данные ранее неврологом рекомендации с учётом психогигиены и психопрофилактики; могут использоваться и специфические методы: гипнозы, релаксации, медитации, специальные упражнения.

В то же время медицина не стоит на месте, и всё чаще начинают появляться на рабочих местах врачи, объединяющие две стороны проблемы, — психоневрологи.

Психоневролог — это врач, который разбирается и в неврологии, и в психиатрии. Во-первых, всякое неврологическое заболевание всегда имеет психосоматический компонент, то есть внутренний дискомфорт, беспокойство, страхи, дисфории (форма патологического спада настроения, антоним слова «эйфория»). В организме все эти явления воплощаются вполне материальными болезнями — головной болью, бессонницей, различными болевыми синдромами и др. Задача врача состоит в том, чтобы увидеть за маской соматического заболевания, например гастрита, колита, бронхиальной астмы, цистита, мигрени, вегето-сосудистой дистонии или, например, артериальной гипертензии невроз, скрытую депрессию. Поэтому психоневролог кроме стандартного неврологического статуса принимает во внимание информацию о психологическом состоянии пациента.

Заключение. Ещё древние философы акцентировали внимание на связи здорового духа и здорового тела. Люди замечали, что человек, длительное время находящийся в подавленном состоянии, впоследствии начинает часто болеть, «таять» в телесном и моральном плане. Как видим, современная медицина подтверждает этот феномен. И задачей на данном этапе будет являться комплексное диагностирование и лечение подобных заболеваний, подготовка врачей, разбирающихся в обоих проявлениях проблемы — психоневрологов, а также совмещение медикаментозного и немедикаментозного лечения и их этапности; диалог между врачами двух профилей.

Литература:

1. Абдуева Ф. М., Каменская Э. П. Вегето-сосудистая дистония или соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы сердца? // Вестник Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина. Серия «Медицина». — 2012. — № 23 (998).

2. Гнелицкий Г. И., Кауров Я. В., Артеменко А. Г., Андрюхин В. И. Психоневрологические нарушения при длительном контакте с малыми концентрациями ртути // Вестник Здоровье и образование в XXI веке. 2011. № 9. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/psihonevrologicheskie-narusheniya-pri-dlitelnom-kontakte-s-malymi-kontsentratsiyami-rtuti (дата обращения: 26.01.2019).

3. Незнанов Н. Г. и др. Школа В. М. Бехтерева: от психоневрологии к биопсихосоциальной парадигме. СПб., 2007.

4. Тополянский В. Д., Струковская М. В. Психосоматические расстройства. — М.: Медицина, 1986. 384 с.

причины

Точная причина FND неизвестна.

Одна из теорий заключается в том, что FND является результатом «внутреннего конфликта», и симптомы — это попытка организма обеспечить решение этого стресса.

Например, тот, кто считает насилие неправильным, но испытывает желание реагировать насильственно на травмирующую ситуацию, может испытывать онемение в руках или ногах, как способ подавить желание ударить или ударить.

Тем не менее, некоторые люди могут развить FND даже в отсутствие стресса или депрессии.

Некоторые исследования показали, что люди с FND уменьшают функциональную связь в определенных частях своего мозга, включая те части, которые контролируют мышцы и чувства. Это указывает на отсутствие контроля над физическим движением или действиями организма.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ (НЕВРОЗЫ)

Под неврозами понимают группу функциональных нервно-психических нарушений, включающих в себя эмоционально-аффективные и соматовегетативные расстройства, вызванные психогенными факторами, приводящими к патологии основных нервных процессов в головном мозге (без видимых патоморфологических изменений и изменения метаболических процессов в организме).

По И. П. Павлову, в основе развития неврозов лежат срыв высшей нервной деятельности, обусловленный перенапряжением раздражительного или тормозного процесса, а также нарушение их подвижности. В отношении силы, уравновешенности и подвижности корковых процессов И. П. Павлов выделяет четыре основных типа нервной системы: 1) сильный, уравновешенный, подвижный;

2) сильный, уравновешенный, инертный; 3) сильный, неуравновешенный и 4) слабый.

Неврозы чаще развиваются у лиц с неуравновешенным или слабым типом нервной системы. Большое значение в предрасположенности к неврозам имеет инертность нервных процессов. В развитии того или иного вида невроза у человека существенное значение имеет преобладание первой или второй сигнальной системы. Так, лица художественного типа, у которых преобладает первая сигнальная система, склонны к развитию истерического невроза, лица мыслительного типа, с преобладанием второй сигнальной системы, склонны к развитию невроза навязчивых состояний, а лица с уравновешенностью обеих сигнальных систем — к неврастении.

Ведущим этиологическим фактором неврозов является острая или хроническая психическая травма. Перенапряжение раздражительного процесса вызывается различными тяжелыми переживаниями, огорчениями в результате микросоциальных конфликтов, трудными жизненными ситуациями, опасностями, устрашающими моментами. Наряду с острыми конфликтами, поводом к развитию неврозов нередко являются длительные переживания, связанные с неблагоприятными условиями личной жизни, травмирующими психику больных, что приводит нервные клетки коры в состояние запредельного торможения.

Неврозы не всегда возникают непосредственно после воздействия психотравмирующего раздражителя, они могут развиваться и через какой-то срок после его воздействия.

Перенапряжение тормозного процесса вызывается необходимостью длительное время сдерживаться, не проявлять своих мыслей, чувств, желаний. Невроз на почве перенапряжения тормозного процесса развивается чаще у представителей неуравновешенного типа, у которых тормозной процесс вообще ослаблен. Во многих случаях тормозится только двигательный компонент поведенческой реакции, а вегетативный ее компонент сохраняется, в результате чего в нервной системе могут образовываться очаги застойного возбуждения.

Перенапряжение подвижности нервных процессов может возникать при быстрой и частой смене раздражительного и тормозного процессов. Перенапряжение подвижности нервных процессов является причиной развития неврозов чаще всего у представителен инертного типа нервной системы.

Важным фактором в развитии неврозов являются преморбидные особенности личности и условия воспитания: по О. В. Кербинову, неврастенически-гиперстенический тип чаще формируется в условиях безнадзорности; неврастенически-гипостенический тип — в условиях притеснений; страдающие истерией — в условиях чрезмерного внимания близких и т. д.

Кроме неврозов как самостоятельных функциональных заболеваний нервной системы, обусловленных психическими гравмами, бывают неврозоподобные состояния при различных соматических заболеваниях: туберкулез и другие инфекционные заболевания, гипертоническая болезнь, заболевания желез внутренней секреции, органические заболевания нервной сисгемы, травмы головы и др.

Среди неврозов наиболее распространены неврастения, истерия, невроз навязчивых состояний, двигательные неврозы.

НЕВРАСТЕНИЯ

Неврастения—это нервное истощение, переутомление, проявляющееся сочетанием повышенной раздражительности и слабости. Она развивается у лиц с уравновешенностью обеих сигнальных систем вследствие чрезмерного по силе и длительности перенапряжения нервной системы, превосходящего пределы ее выносливости, приводящего к ослаблению внутреннего торможения и истощению нервной системы.

Для неврастении характерны три состояния нарушений высшей нервной деятельности: 1) ослабление внутреннего торможения и, следовательно, усиление раздражительного процесса (гиперстения); 2) патологическая лабильность раздражительного процесса при одновременной слабости тормозного процесса; 3) разлитое торможение в коре большого мозга и ослабление раздражительного процесса (гипостения). Соответственно этим трем механизмам выделяют 3 формы неврастении: 1) гиперстеническая (возбудимая), 2) переходная, или циклоидная, 3) гипостеническая (депрессивная).

Гиперстеническая форма

встречается наиболее часто. При этой форме в клинической картине преобладают эмоциональные нарушения. Настроение у больных крайне изменчиво. Они раздражительны, гневливы, подвижны, суетливы, любознательны, однако на главном сосредоточиваются с трудом, отвлекаемы, нетерпеливы. В связи с повышенной возбудимостью они плохо владеют собой и часто конфликтуют с окружающими. Такие больные плохо засыпают и часто просыпаются, ночной сон не освежает их. Они часто жалуются на усиливающуюся при умственной работе головную боль диффузного, сдавливающего характера (“каска неврастеника”). Отмечается повышение сухожильных рефлексов, общая гиперестезия, лабильность вазомоторов лица, шеи и верхней части грудной клетки, гипергидроз, похолодание рук и ног. Часто наблюдается дрожание пальиев вытянутых рук, языка, век, усиливающееся при волнении.

Для переходной формы

неврастении характерны быстрая смена состояния возбуждения и апатии. Больные быстро истощаются. Во второй половине дня они становятся нетрудоспособными, сонливыми. У них появляется неустойчивость настроения, обидчивость, сонливость. Мужчины жалуются на половую слабость, которая в основном проявляется преждевременным семяизвержением. У больных выражены вегетативные расстройства, проявляющиеся сердцебиением, аритмией, неустойчивостью артериального давления.

При гипостенической форме

неврастении у больных отмечается резкое снижение работоспособности, повышенная физическая и умственная утомляемость. В связи с этим больные избегают общества, длительных разговоров. Они вялы, медлительны. У них нарушен сон; днем отмечается сонливость, а ночью бессонница. Снижена память как на отдаленные, так и на недавние события. Они мнительны, тревожны, впечатлительны, прислушиваются к своим ощущениям, считают себя тяжело больными. У них стойкие, распространенные вегетативные расстройства, отмечается наклонность к гипотонии, преобладает ночной диурез, понижена кислотность желудочного сока.

Некоторые авторы считают, что указанные формы неврастении являются последовательными стадиями единого патологического процесса от гиперстенической стадии до гипостенической через состояние патологической лабильности раздражительного процесса.

Течение неврастении разное. В одних случаях имеют место кратковременные невротические реакции (реактивный невроз), возникающие под влиянием сильных эмоциональных раздражении. В других случаях продолжительность заболевания исчисляется месяцами и годами. В течении неврастении может наблюдаться цикличность, когда периоды плохого самочувствия сменяются относительным благополучием, зависящим от изменения жизненной ситуации и других причин.

ИСТЕРИЯ

У лиц художественного типа нервной системы, у которых преобладает первая сигнальная система, при перенапряжении нервных процессов развивается истерический невроз. Особенно легко этот вид невроза развивается, если неправильное воспитание в детстве способствовало развитию у таких лиц себялюбия, эгоизма, чрезмерно высокого мнения о своей личности при отсутствии навыков и любви к труду. Все это приводит к тому, что вырастает ленивый, упрямый человек, неспособный к волевым усилиям и общественно-полезной деятельности. Детская капризность у таких людей в дальнейшем переходит в склонность прикрывать свои недостатки различного рода истерическими реакциями и выходками.

Истерия может развиваться и протекать различно. В одних случаях она развивается остро под влиянием сильной психической травмы, в других случаях — под влиянием длительно действующих психотравмирующих факторов.

Клинические проявления истерии самые разнообразные. Наиболее ярким проявлением истерии является истерический припадок,

начинающийся с ощущения подкатывания клубка к горлу. Затем у больного появляется плач с выкриками, переходящими в хохот. Эмоциональная разрядка затем принимает характер двигательного возбуждения с судорогами, выгибанием тела дугой и др. Приступ длится 2—3 мин и больше. В отличие от эпилептического припадка сознание больной не теряет, рефлексы сохранены, особенно корнеальный, патологических рефлексов не бывает. Во время припадка телесных повреждений больной себе не наносит, припадок обычно носит демонстративный характер в ответ на нежелательную для больного ситуацию или действие. Истерические припадки никогда не возникают в обстановке, когда больной находится один и его никто не может увидеть и услышать. Они возникают в присутствии посторонних лиц; больной стремится обратить на себя внимание окружающих. В то же время этих больных нельзя считать симулянтами, истерия это болезнь, и к “истерикам” нужно относиться как к больным людям.

Истерический невроз может симулировать различные органические заболевания нервной системы. Так под влиянием психических переживаний у больных может развиться истерический парез

или
паралич
(моно-, пара- или гемиплегии). В одних случаях тонус мышц в парализованных конечностях снижен, а в других повышен, но рефлекторных нарушений не отмечается. Больные не делают никаких попыток преодолеть этот паралич, они охотно демонстрируют свою беспомощность. Нередко истерические параличи сопровождаются и расстройствами чувствительности, однако последние не укладываются в известные типы чувствительных расстройств органического характера, а ограничиваются той или иной частью тела, одной конечностью или ее частью или носят характер гемианестезии с границей строго по средней линии тела.

Одним из проявлений двигательных расстройств истерического характера является абазия-астазия,

проявляющаяся в том, что больной не может ходить и стоять при хорошей мышечной силе и полном объеме активных движений в ногах в лежачем положении. Степень выраженности абазииастазии бывает различной. В легких случаях у больных отмечается неуверенность, шаткость при ходьбе. В других случаях больной не может сделать ни одного шага. Возможно развитие заикания, мутизма, манерности и пуэрильности речи и поведения. Истерия может проявиться остро наступившей глухотой или слепотой. Истерические припадки чаще наблюдаются у женщин. Обычно истерия впервые проявляется в возрасте от 15 до 25 лет, а затем протекает длительно, обостряясь под влиянием неблагоприятных жизненных ситуаций. С возрастом истерические черты обычно сглаживаются.

В межприступном периоде у этих больных не наблюдается ни психических, ни неврологических расстройств, но обычно эти лица жалуются на плохое самочувствие, неопределенную боль в различных частях тела, головную боль, эмоциональную неустойчивость. У них непостоянное, изменчивое настроение, они склонны к бурным эмоциональным проявлениям в виде приступов смеха, рыданий. Для лиц, страдающих истерией, характерно недостаточное влияние мышления и воли на эмоциональную сферу. У них чувства и воображения играют большую роль в поведении, чем рассудок. Поэтому у них повышенная склонность к внушению и самовнушению.

У таких больных ослаблено внутреннее торможение, поэтому различные душевые волнения и самовнушение особенно отражаются на функциях организма, приводя к развитию той или иной мнимой болезни. Больные истерией склонны к фантазированию и аггравации своих болезненных ощущений.

НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВЫХ СОСТОЯНИЙ

У лиц с преобладанием второй сигнальной системы (мыслительный тип) при срыве высшей нервной деятельности развивается невроз навязчивых состояний.

Обычно встречаются три вида таких состояний — навязчивые мысли, страхи и движения.

Навязчивые мысли

чаще возникают у людей мягких, нерешительных, тревожных, неуверенных в себе, склонных к постоянным колебаниям и сомнениям, т. е. имеющих инертный 1ип нервной системы. Больной критичен к своему состоянию, он понимает его бессмысленность и нелепость, но не может избавиться от него. Навязчивые мысли проявляются в том, что больной повторяет про себя одну и ту же фразу или мысль, в то же время осознавая их нелепость. Например, производит арифметическое действие, считает окна в доме, ступеньки лестницы, прохожих на улице и т. п. Реже наблюдаются навязчивые желания украсть какую-нибудь вещь, даже ненужную (клептомания), влечение к обману (михомания) и другие отклонения.

Отмечаются навязчивые страхи

смерти, закрытых помещений, открытых пространств, высоты, одиночества, острых предметов, мелких животных и т. д. Приступы страха могут сопровождаться различными вегетативными расстройствами: тахикардией, потливостью, побледнением лица и др. Навязчивые страхи могут возникать без повода или их сила и характер не соответствуют ситуации. Например, несчастье или неприятное событие давно прошло, но ощущение его реальности и связанный с ним страх остаются постоянными. Иногда больные пытаются избавиться от своих страхов с помощью определенных ритуалов.

При навязчивых действиях

больной совершает какое-нибудь стереотипное движение, касается рукой какого-то предмета, покашливает, подмигивает, гримасничает.

В основе навязчивых мыслей и действий лежит инертность раздражительного процесса, а в основе навязчивых страхов — инертность тормозного процесса.

Некоторые авторы выделяют отдельно ятрогенный невроз,

развивающийся обычно у лиц с тревожно-мнительным характером. У них под влиянием неосторожно сказанных врачом слов о состоянии их здоровья возникают упорные, с трудом поддающиеся коррекции необоснованные подозрения о серьезном, опасном для жизни заболевании.

ДВИГАТЕЛЬНЫЙ НЕВРОЗ

Наиболее часто встречающимся двигательным неврозом является писчий спазм

(писчая судорога). Это своеобразное расстройство движений в мышцах руки возникает при письме, тогда как другие двигательные акты, совершаемые этими же мышцами, выполняются свободно. Писчий спазм возникает у лиц, которым длительное время в неблагоприятных условиях приходилось много и быстро писать. Это приводит к перенапряжению нервного аппарата, обеспечивающего акт письма. Чаще писчий спазм развивается у мнительных, тревожных, неуверенных в себе лиц.

Патофизиологически данное заболевание расценивается как невроз, однако не исключается развитие его на фоне органических поражений центральной и периферической нервной системы. Возникновению писчего спазма способствуют переутомление, шейный остеохондроз. Иногда картиной писчего спазма начинается органическое заболевание нервной системы: торзионная дистония, гепатоцеребральная дистрофия, хорея Гентингтона, интенционная судорога Рюльфа и другие. При установлении диагноза писчего спазма необходимо исключить органическое заболевание нервной системы.

Выделяют несколько вариантов писчего спазма: судорожный, болевой, паралитический и гиперкинетический. Наиболее частой формой является судорожный вариант. Клинически он проявляется неправильным распределением тонуса мышц, участвующих в акте письма, появлением дискинезий. Начинается он с тонического напряжения мышц кисти, которое распространяется на мускулатуру предплечья, плеча, плечевого пояса, шею, а иногда и на мускулатуру лица. Напряжение происходит как в мышцах-синергистах, так и в антагонистах. При этом кисть чаще всего находится в состоянии пронации и большой палец прижимается к бумаге.

Борясь с писчим спазмом, больные начинают писать толстой ручкой, берут ее между 3-м и 4-м пальцами, меняют наклон руки, однако эти приемы дают лишь временное улучшение. Впоследствии больной вообще перестает писать этой рукой и начинает писать другой. Таким больным необходимо временно запретить писать, им показаны занятия аутогенной тренировкой, лечебная физкультура, массаж руки, иглорефлексотерапия, медикаментозные седативные средства, физиотерапевтическое лечение. Писчий спазм следует трактовать как дискоординаторный невроз,

подобный профессиональному смычковому или клавишному спазму музыкантов, судорогам машинисток, а также некоторым формам кривошеи.

Одним из видов дискоординаторного невроза является также ортостатический подвздошно-поясничный спазм, при котором у больного при попытке согнуться во время ходьбы возникает спазм подвздошно-поясничной мышцы, приводящий к быстрому развитию кифоза. В положении лежа и стоя этот спазм не отмечается. Больной может разгибаться и совершать вращательные движения туловищем. Спазм возникает лишь при наклонах кпереди.

НЕВРОЗ У ДЕТЕЙ

Наиболее распространенными неврозами у детей являются заикание и ночное недержание мочи.

При заикании возникают судороги мышц, участвующих в речевом акте. Начинается заикание

в возрасте 2—8 лет, чаще всего после испуга. Волнение и спешка при разговоре усиливают заикание, в спокойной обстановке оно уменьшается. Медленная речь и пение больному удаются лучше, в этих случаях заикания может и не быть. С возрастом заикание уменьшается или вовсе исчезает.

Ночное недержание мочи

(энурез) развивается в 2—3 года, когда у ребенка вырабатывается рефлекс пробуждения от позыва к мочеиспусканию. Причиной ночного недержания мочи могут быть неправильное воспитание ребенка, испуг, перенесенные инфекционные заболевания, дефекты развития нервной трубки. Предполагается, что в основе ночного недержания мочи лежит повышенная возбудимость спинальных центров мочеиспускания, недостаточный контроль его высшими центрами, заложенными в гипоталамической области и в парацентральной дольке. Возникновению энуреза способствуют переутомление, психические переживания, обильное питье на ночь.

диагностика

психиатр делает заметки

Диагностика FND может занять много времени, так как симптомы не вызваны основным физическим состоянием и могут имитировать симптомы многих других расстройств. Врачи не должны диагностировать FND на том основании, что тесты на другие условия оказались отрицательными.

Во многих случаях как диагноз, так и невролог и психиатр. Невролог поможет исключить основные неврологические состояния, в то время как психиатр может исключить другие психологические причины и подтвердить диагноз FND.

Несмотря на отсутствие стандартного теста для проверки FND, тесты, обычно используемые для диагностики, включают:

Оценка здоровья и физический осмотр

Врач заметит любые симптомы, которые испытывает человек, и спросит о изменениях в жизни, травмах и основных стрессорах. Врач может также получить полную историю болезни и семейную историю.

Врач может также выполнять функциональные тесты для проверки нормальных рефлексов, проблем с балансом и физических движений.

Тестирование изображений

Рентген и МРТ-сканирование могут выявить, связаны ли симптомы с травмами головного мозга или неврологическими отклонениями.

Сканирование ЭЭГ (электроэнцефалограмма) позволяет отслеживать мозговые волны, позволяя врачам выявлять проблемы, связанные с электрической активностью мозга, такие как эпилепсия.

Критерии DSM

Психиатр будет использовать диагностические критерии, изложенные в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации (DSM-5) для постановки диагноза.

Чтобы быть диагностированным с помощью FND, люди:

  • должен иметь один или несколько симптомов, которые влияют на их движение или чувства и находятся вне их сознательного контроля
  • не должны уметь приписывать свои симптомы употреблению наркотиков или физическому или неврологическому состоянию
  • могут приписывать свои симптомы травматическому или стрессовому событию (хотя это не всегда должно быть так)

Рубрика «НАРУШЕНИЯ ДЫХАНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА»

При нарушениях дыхания функционального характера проявлением ве­гетативной дисфункции может быть одышка, провоцируемая эмоциогенным стрессом, нередко возникающая при неврозах, в частности при истерическом неврозе, а также при вегетативно-сосудистых пароксизмах. Пациенты такую одышку обычно объясняют как реакцию на ощущение нехватки воздуха. Пси­хогенные респираторные нарушения проявляются прежде всего форсирован­ным поверхностным дыханием с беспричинным учащением и углублением его вплоть до развития «дыхания загнанной собаки» на высоте аффективного напряжения. Частые короткие дыхательные движения могут чередоваться с глубокими вдохами, не приносящими чувства облегчения, и последующей не­продолжительной задержкой дыхания. Волнообразное нарастание частоты и амплитуды дыхательных движений с последующим их уменьшением и возник­новением коротких пауз между этими волнами может создавать впечатление неустойчивого дыхания по типу Чейна—Стокса. Наиболее характерны, однако, пароксизмы частого поверхностного дыхания грудного типа с быстрым пере- ходом от вдоха к выдоху и невозможностью длительной задержки дыхания. Приступам психогенной одышки обычно сопутствуют ощущения сердцебие­ния, усиливающегося при волнении, кардиалгия. Пациенты подчас воспринимают нарушения дыхания как признак серьезной легочной или сердечной патологии. Тревога за состояние своего соматического здоровья может провоцировать и один из синдромов психогенных вегетативных нарушений с преимущественным расстройством функции дыхания, наблюдае­мый обычно у подростков и молодых людей — синдром «дыхательного корсета», или «солдатского сердца», для которого характерны вегетативно-невротические расстройства дыхания и сердечной деятельности, проявляющиеся пароксизмами гипервентиляции, при этом наблюдаются одышка, шумное, стонущее дыхание. Возникающие при этом ощущения нехватки воздуха и невозможности полного вдоха нередко сочетаются со страхом смерти от удушья или остановки сердца и могут оказаться следствием маскированной депрессии. Почти постоянная или резко усиливающаяся при аффективных реакциях не­хватка воздуха и иногда сопутствующее ей ощущение заложенности в груди мо­гут проявляться не только при наличии психотравмируюших внешних факторов, но и при эндогенных изменениях состояния эмоциональной сферы, которые обычно носят циклический характер. Вегетативные, в частности дыхательные, расстройства тогда становятся особенно значительными в стадии депрессии и проявляются на фоне подавленного настроения, нередко в сочетании с жалоба­ми на выраженную общую слабость, головокружение, нарушение цикличности смены сна и бодрствования, прерывистость сна, кошмарные сновидения и пр. Затянувшаяся функциональная одышка, чаще проявляющаяся поверхност­ными учащенными углубленными дыхательными движениями, обычно сопро­вождается нарастанием дыхательного дискомфорта и может привести к разви­тию гипервентиляции. У больных с различными вегетативными нарушениями дыхательный дискомфорт, в том числе одышка, встречаются более чем в 80% случаев (Молдоваиу И.В., 1991). Гипервентиляцию, обусловленную функциональной одышкой, иногда сле­дует дифференцировать от компенсаторной гипервентиляции, которая может быть обусловлена первичной патологией дыхательной системы, в частности пневмонией. Пароксизмы психогенных дыхательных нарушений необходи­мо дифференцировать также от острой дыхательной недостаточности, обус­ловленной интерстициальным отеком легких или синдромом бронхиальной обструкции. Истинная острая дыхательная недостаточность сопровождается сухими и влажными хрипами в легких и отделением мокроты во время или после окончания приступа; прогрессирующая артериальная гипоксемия спо­собствует в этих случаях развитию нарастающего цианоза, резкой тахикардии и артериальной гипертензии. Для пароксизмов психогенной гипервентиляции характерно близкое к нормальному насыщение артериальной крови кислоро­дом, что делает для больного возможным сохранять горизонтальное положе­ние в постели с низким изголовьем. Жалобы на удушье при нарушениях дыхания функционального характера не­редко сочетаются с усиленной жестикуляцией, чрезмерной подвижностью или явным двигательным беспокойством, которые не оказывают отрицательного влияния на общее состояние пациента. Психогенный приступ, как правило, не сопровождается цианозом, существенными изменениями пульса, возможно по­вышение артериального давления, но оно обычно весьма умеренное. Хрипы в легких не выслушиваются, выделения мокроты нет. Психогенные респираторные нарушения возникают обычно под влиянием психогенного раздражителя и на­чинаются нередко с резкого перехода от нормального дыхания к выраженному тахипноэ, часто с расстройством ритма дыхания на высоте пароксизма, который прекращается нередко одномоментно, иногда это происходит при переключении внимания больного или с помощью других психотерапевтических приемов. Еще одним проявлением функционального расстройства дыхания явля­ется психогенный (привычный) кашель. В связи с этим в 1888 г. Ж. Шарко (Charcot J., 1825—I893) писал о том, что иногда встречаются такие больные, которые кашляют не переставая, с утра до вечера, им едва остается немного времени, чтобы что-нибудь съесть или выпить. Жалобы при психогенном кашле разнообразны: сухость, жжение, щекотание, першение во рту и в глотке, оне­мение, ощущение прилипших к слизистой оболочке крошек во рту и в глотке, стеснение в горле. Невротический кашель чаще сухой, хриплый, монотонный, иногда громкий, лающий. Его могут провоцировать резкие запахи, быстрая сме­на погоды, аффективное напряжение, которое проявляется в любое время суток, возникает подчас под влиянием тревожных мыслей, опасения «как бы чего не вышло». Психогенный кашель иногда сочетается с периодическим ларингоспаз-мом и с внезапно наступающими и подчас также внезапно прекращающимися расстройствами голоса. Он становится хриплым, с изменчивой тональностью, в некоторых случаях сочетается со спастической дисфонией, временами перехо­дящей в афонию, которая в таких случаях может сочетаться с достаточной звуч­ностью кашля, кстати, обычно не мешающего сну. При перемене настроения больного голос его может приобретать звучность, пациент активно участвует в интересующей его беседе, может смеяться и даже петь. Психогенный кашель обычно не поддается лечению препаратами, подавля­ющими кашлевой рефлекс. Несмотря на отсутствие признаков органической патологии дыхательной системы, больным нередко назначают ингаляции, кор-тикостероиды, что нередко укрепляет у пациентов убежденность в наличии у них заболевания, представляющего опасность. Больные с функциональными нарушениями дыхания часто тревожно-мни­тельны, склонны к ипохондрии. Некоторые из них, например, уловив оп­ределенную зависимость самочувствия от погоды, настороженно следят за метеосводками, за сообщениями в печати о предстоящих «плохих» днях по состоянию атмосферного давления и т.п., ждут наступления этих дней со стра­хом, при этом состояние их на самом деле в это время значительно ухудшается, даже если напугавший больного метеорологический прогноз не сбывается. При физических нагрузках у людей с функциональной одышкой частота дыхательных движений увеличивается в большей степени, чем у здоровых лю­дей. Временами больные испытывают чувство тяжести, давления в области сердца, возможны тахикардия, экстрасистолия. Приступу гипервентиляции нередко предшествует ощущение нехватки воздуха, боли в области сердца. Хи­мический и минеральный состав крови при этом нормальны. Приступ про­является обычно на фоне признаков неврастенического синдрома, нередко с элементами обсессивно-фобического синдрома. В процессе лечения таких больных прежде всего желательно устранить пси-хотравмирующие факторы, воздействующие на больного и имеющие для него важное значение. Наиболее эффективны методы психотерапии, в частности ра­циональной психотерапии, приемы релаксации, работа с логопедом-психологом, психотерапевтические беседы с членами семьи пациента, лечение седативными препаратами, по показаниям — транквилизаторами и антидепрессантами.

Читать далее

Общие неправильные диагнозы

Из-за симптомов FND существует вероятность того, что состояние будет неправильно диагностировано.

В обзоре за 2005 год указывается, что частота ошибочного диагноза для FND в среднем составляла примерно 5 процентов с 1970 года. В другом докладе показано, что 41 процент людей с редкими заболеваниями будет неправильно диагностироваться по меньшей мере один раз.

Общие ошибочные диагнозы включают:

  • Синдром Гийена-Барре: редкое аутоиммунное заболевание, характеризующееся мышечной слабостью и болью.
  • ВИЧ или СПИД.
  • Злоупотребление здоровьем: психологическое расстройство, характеризующееся чрезмерными мыслями о наличии недиагностированной болезни.
  • Lupus: аутоиммунное заболевание с симптомами, включая усталость и боль в суставах.
  • Myasthenia gravis: Нарушение мышечной слабости.
  • Неврологические расстройства: нарушения, которые влияют на центральную нервную систему, такие как эпилепсия, рассеянный склероз, полинейропатия и болезнь Паркинсона.
  • Повреждение спинного мозга.
  • Инсульт.

Неврологические симптомы психических расстройств

Подготовлено: MedWeb

При психических заболеваниях наибольшее значение имеют признаки поражения нервной системы, то есть неврологические симптомы. Среди этих симптомов в первую очередь заслуживают внимания симптомы, указывающие на нарушения функций головного мозга.

неврологическое исследование, нарушение сознания

Особенно важно исследование этих признаков при забо­леваниях, сопровождающихся выраженными изменениями самого мозга, то есть при так называемых органических заболеваниях (прогрессивном параличе, сифилисе мозга, артериосклерозе, энцефалите и др.). В этих слу­чаях само наличие неврологических симптомов уже ука­зывает на органический характер заболевания и позво­ляет до известной степени судить о его распространенно­сти, течении и о расположении очагов поражения в веществе мозга, в частности о нарушении деятельности отдельных «центров» мозга.

Важнейшими неврологическими симптомами являются симптомы поражения черепно-мозговых нервов, измене­ния рефлекторной сферы, расстройства чувствительности, двигательных функций и речи.

Среди поражения черепно-мозговых нервов большое значение имеют так называемые глазные симптомы.

У здорового человека зрачки глаз имеют равномерную величину и правильную круглую форму. Они автоматически сужаются под действием света (реакция зрачков на свет) и при фиксации взгляда на близких или отдаленных предметах (реакция зрачков на конвергенцию и аккомодацию).

При органических заболеваниях мозга наблюдается патологическое сужение зрачков, их неравномерность и неправильная форма. Нарушаются реакции на свет и на аккомодацию. Постоянным симпто­мом прогрессивного паралича является отсутствие реакции зрачков на свет при сохранности реакции на аккомодацию и конвергенцию (симптом Аржиль-Робертсона).

В некоторых случаях в результате поражения зритель­ного нерва может развиваться снижение остроты зрения вплоть до полной слепоты.

Имеет значение исследование «глазного дна», которое можно рассмотреть благодаря прозрачности отдельных частей (сред) глазного яблока. Изменения «глазного дна» указывают на повышение внутричерепного давления, позволяют установить поражение зрительного нерва при повышении внутричерепного давления или атрофии нерва.

В результате поражения черепно-мозговых нервов мо­гут развиться: кососоглазие, вызывающее «двоение в глазах», ограничения движения глазных яблок или их рит­мичные подергивания, которые носят название нистагма.

Далее следует отметить нарушение симметрии лица, чаще всего вследствие сглаженности носогубной складки, различную ширину глазных щелей и отклонение языка от средней линии при высовывании, что также наблюдается вследствие поражения черепно-мозговых нер­вов.

При нервных и психических заболеваниях наибольшее значение имеет исследование так назы­ваемых сухожильных рефлексов, вызываемых постукива­нием по сухожилиям определенных мышц (рефлексы коленные, с ахиллова сухожилия, с мышц предплечья) и кожные рефлексы (брюшные, подошвенные).

При заболеваниях центральной нервной системы реф­лексы могут изменяться как в сторону их понижения или утраты (например, отсутствие коленных рефлексов при сухотке спинного мозга), так и в сторону их повышения, выражением чего является увеличение размаха движения голени при вызывании коленных рефлексов.

При этом следует иметь в виду, что симметричное понижение или повышение рефлексов на обеих сторонах тела (правой и левой) не всегда является болезненным признаком.

В отличие от этого неравномерность рефлексов указы­вает на поражение нервной системы. Точно так же осо­бенно резкое повышение рефлекса, доходящее до частых ритмичных повторных движений в ответ на однократное раздражение, является болезненным признаком и носит название клонуса или клонических подергиваний.

Кроме того, при болезненных изменениях центральной нервной системы могут возникать новые рефлексы, не вызываемые у здоровых людей, которые поэтому носят название патологических рефлексов и указывают на органическое пора­жение спинного или головного мозга.

Наиболее важным из патологических рефлексов яв­ляется рефлекс Бабинского, представляющий патологическое извращение подошвенного рефлекса, наблюдающегося в норме. Он заключается в том, что при раздражении подошвы разгибается большой палец. На аналогичные болезненные изменения указывают также рефлексы Бехтерева и Россолимо. Рефлекс Бехтерева вы­зывается постукиванием по тылу стопы, рефлекс Россо­лимо – легким ударом по подошвенной стороне пальцев ноги; как в том, так и в другом случае наблюдается по­дошвенное сгибание пальцев.

Расстройства чувствительности могут проявляться в повышении ее, когда обычные раздражения воспринимаются чрезвычайно остро или болезненно, или, наоборот, в понижении ее, доходящем иногда до полной потери ощущений. Наблюдаются также разнообразные неприятные, необычные ощущения, возникающие без ви­димого раздражения, которые носят название парестезий. Так, иногда больные ощущают чувство покалыва­ния или мучительного жжения под кожей.

Расстройства двигательных функций при нервных и психических заболеваниях возникают вследствие нарушения определенных отделов нервной системы и выражаются в полной утрате движений конечности (паралич) или более или менее значительном ограничении возможности движений (парез).

Расстройства двигательных функций проявляются также в излишних, непроизвольных движениях, которые не могут быть преодолены или задержаны больным и которые носят название гиперкинезов. Сюда относятся дрожание, подергивание, судороги. Среди этих двига­тельных расстройств наибольшее значение имеют судо­рожные движения, которые могут возникать периодически и охватывать большую часть мускулатуры тела, приобретая характер судорожного припадка.

Различают судороги тонические и клонические, являющиеся основными элементами эпилептиче­ского припадка. Тонические судороги выражаются в длительном сокращении и напряжении мышц, вследствие чего происходит фиксация той или иной части тела в оп­ределенном положении, не зависящем от воли больного. Клонические судороги выражаются в попеременном напряжении и расслаблении мышц, в результате чего про­исходят подергивания конечностей или туловища.

Наряду с излишними движениями (гиперкинезами) при заболеваниях мозга наблюдается и общая недостаточность двигательных функций, характерная так же, как и большинство гиперкинезов, для поражения подкорковых мозга. При этом бросается в глаза общая медлительность движений, их неловкость, сопровождающаяся большим, чем в норме напряжением мышц. На всем облике больного как бы лежит отпечаток общей скованности, чему способствует неподвижность лицевой мускулатуры – так называемое маскообразное лицо. Такого рода расстройства наблюдаются при энцефалите, при травмах мозга и некоторых других органических заболеваниях.

Расстройства движений нередко сопровождаются на­рушением походки, иногда нарушается также способность координировать движения или удерживать равновесие, что в первую очередь отражается на походке. Расстройство координации и равновесия выражается, в частности, в неустойчивости и пошатывании при стоянии с закрытыми глазами (симптом Ромберга).

Нарушение двигательных функций может сказываться в утрате способности производить различные сложные, хотя бы и хорошо знакомые, заученные движения. Боль­ной не может зажечь спичку, завести часы и т.п. Это происходит не вследствие параличей, а в результате пораже­ния определенных центров коры мозга, работа которых необходима для координирования отдельных простых движений в сложные двигательные акты, какими являются, в частности, письмо и подавляющее большинство двига­тельных навыков, связанных с трудовыми процессами.

К расстройствам сложных функций, связанным с по­ражением определенных центров мозга, относятся расстройства узнавания предметов, что наблюдается при сохранности непосредственно воспринимающих аппаратов. При этом больной видит предмет, но не может узнать его по внешнему виду.

Расстройства речи также могут быть связаны с поражением определенных центров, расположенных в височной, лобной и теменной областях коры (у правшей – слева, у левшей – справа). Такие нарушения речи носят название афазии,проявляющейся в различных формах.

Возможна утрата только произвольной речи, когда больной понимает обращенную к нему речь, но не может найти слов для ответа или сказать что-либо по собствен­ному побуждению. Такой больной или совсем ничего не говорит или имеет в запасе одно – два слова, которыми он и отвечает на каждый обращенный к нему вопрос. При другой форме афазии больные не понимают обращенной к ним речи, значения произносимых слов, так как не мо­гут осмыслить того, что они слышат. Они воспринимают слова, как бессмысленные звуки. Поэтому в той или иной мере нарушается и речь самого больного, поскольку он не понимает слов, которые он сам произносит. Наконец, афазия может проявляться в том, что больные забывают и не могут припомнить слов, чаще всего названий пред­метов, которые они стараются заменить описанием. Это становится особенно заметно, если предложить такому больному называть показываемые ему предметы. Вместо того, чтобы назвать «карандаш» или «стакан», он говорит: «это то, чем пишут», «а это, чтобы пить, ну, такое круг­лое, пустое». Иногда достаточно бывает произнести пер­вый слог слова, чтобы больной его вспомнил и правильно произнес. Афазии наблюдаются при органических заболе­ваниях мозга, вызывающих очаговые изменения в мозговой коре (травмы, артериосклероз, сифилис мозга).

Органические изменения приводят также к нарушению произношения слов, к невозможности произносить слоги слов в определенной последовательности, вследствие чего речь становится как бы смазанной, к спотыканию на отдельных слогах (дизартрия), что особенно характерно для прогрессивного паралича.

В некоторых случаях больные временно полностью те­ряют способность речи в результате болезненных нарушений психики. Такое состояние носит название мутизма (немоты – лат.) И наблюдается чаще всего при шизофрении и истерических реакциях.

лечение

физиотерапия на дамской руке

Симптомы могут разрешаться без лечения у некоторых людей с FND, особенно после того, как они уверены, что их симптомы не связаны с более серьезным состоянием здоровья.

Однако лечение может быть полезным для тех, у кого:

  • другие (сопутствующие) психологические условия
  • тяжелые симптомы FND
  • симптомы, которые медленно разрешаются
  • повторяющиеся симптомы

В целом, врачи рекомендуют сочетание процедур. Эти процедуры включают:

  • Психотерапия. Люди с FND, связанные со стрессовым или травматическим событием или основным психическим состоянием, могут выиграть от работы с психотерапевтом или психологом. Некоторые люди с FND проходят когнитивно-поведенческую терапию (CBT).
  • Физиотерапия. Физические симптомы FND, такие как нарушение движения или слабость мышц или боль, можно лечить с помощью физической терапии.
  • Медикаментозное лечение. Анти-тревожные препараты или антидепрессанты могут помочь снять стресс или тревогу, которые способствовали возникновению FND.
  • Транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС). Это лечение использует магнитные поля для стимуляции определенных частей мозга. По некоторым сообщениям, TMS выгодна для людей с FND, но на данном этапе имеются ограниченные данные.
  • Изменения образа жизни. Участие в мероприятиях, которые облегчают стресс и беспокойство, такие как йога, медитация и прогрессирующая мышечная релаксация, могут быть полезны для некоторых людей с FND. Питание сбалансированной диеты, получение достаточного сна, укрепление позитивных отношений и поддержание хорошего качества жизни также способствуют снижению стресса.

Методы функциональной диагностики в неврологии и психиатрии

Метод эхоэнцефалоскопии является методом ультразвуковой диагностики нарушений в головном мозге и позволяет судить о наличии и степени смещения срединных структур, что свидетельствует о присутствии дополнительного объема (внутримозговая гематома, отек полушария). В настоящее время значимость метода не столь велика, как раньше, в первую очередь он используется для скрининговой оценки показаний для экстренного проведения нейровизуализации (компьютерная томография (КТ) или магнитно-резонансная томография (МРТ). Следует отметить, что отсутствие смещения при эхоэнцефалоскопии не означает стопроцентного отсутствия патологического процесса, т.к., например, при локализации процессов в лобных отделах или в задней черепной ямке смещение структур мозга происходит только в случае больших размеров поражения. Также не очень информативен этот метод у пожилых пациентов, т.к. в результате атрофического процесса в мозге и расширения межполушарных пространств имеется достаточно внутричерепного пространства, чтобы дополнительный объем не приводил к смещению срединных структур. В настоящее время ограничено использование данного метода для диагностики внутричерепной гипертензии. Этот вопрос дискутируется.

Метод электроэнцефалографии (ЭЭГ) — метод исследования биоэлектрической активности мозга. Основным показанием для проведения данного метода является диагностика эпилепсии. Для разных форм этого заболевания характерны различные варианты изменений биоэлектрической активности мозга. Правильная интерпретация этих изменений позволяет своевременно и адекватно проводить терапию или, напротив, отказаться от проведения специфической противосудорожной терапии. Так, одним из наиболее сложных вопросов в трактовке энцефалограммы является понятие о судорожной готовности мозга. Ведущие нейрофизиологические лаборатории неоднозначно относятся к этому вопросу. Следует помнить: для того чтобы доказать готовность мозга к судорогам, необходимо проведение глубинной ЭЭГ с использованием провокационных методик. Судить же о готовности мозга к судорогам на основании только рутинной ЭЭГ в настоящее время является неверным.

Следующей областью применения ЭЭГ является диагностика смерти мозга. Для установления смерти мозга необходимо проведение 30-минутной записи, на которой отсутствует электрическая активность во всех отведениях на максимальном усилении — эти критерии определены законодательством. В диагностике всех остальных неврологических и психиатрических заболеваний метод ЭЭГ является вспомогательным. Следует помнить, что ЭЭГ не является методом топической диагностики, поэтому сомнительными являются заключения о заинтересованности срединных и стволовых структур с четким их разграничением на диэнцефальные и мезэнцефальные, каудальные или оральные стволовые и пр. О заинтересованности этих структур можно судить косвенно и относиться к подобным заключениям с настороженностью. В настоящее время во многих лабораториях возможно проведение Холтеровского мониторинга ЭЭГ — многочасовой записи биоэлектрической активности мозга. Преимуществом данной методики является несвязанность пациента с прибором и возможность вести обычный образ жизни в течение всей регистрации. Многочасовая регистрация энцефалограммы дает возможность выявить редко проявляющиеся патологические изменения биоэлектрической активности. Данная разновидность ЭЭГ показана для уточнения истинной частоты абсансов, диагностически неясных приступов, при подозрении на псевдоэпилептические приступы, а также для оценки эффективности противосудорожных средств.

Полисомнография (ПСГ) — метод длительной регистрации различных функций организма в течение всего сна. Метод включает в себя мониторинг биопотенциалов головного мозга (ЭЭГ), электроокулограммы, электромиограммы, электрокардиограммы, частоты сердечных сокращений, воздушного потока на уровне носа и рта, дыхательные усилия грудной и брюшной стенок, колебания кислорода в крови, двигательную активность во сне. Метод позволяет изучать все патологические процессы, возникающие во время сна: синдром апноэ, нарушения ритма сердца, изменения артериального давления, эпилепсию. В первую очередь метод необходим для диагностики инсомний и подбора адекватных методов терапии данного заболевания, а также при синдромах апноэ во сне и храпа. Большое значение метод имеет для выявления эпилепсии сна и различных двигательных расстройств во сне. Для адекватной диагностики этих нарушений используется ночной видеомониторинг.

Вызванные потенциалы (ВП) — это метод, позволяющий получить объективную информацию о состоянии различных сенсорных систем как ЦНС, так и периферических отделов. Он связан с регистрацией электрической активности в ответ на различные стимулы — звуковые, зрительные, сенсорные. ВП, получаемые в ответ на эти стимулы, выделяются легко и надежно, поэтому используются наиболее часто. Сущностью метода является получение ответа, обусловленного приходом афферентного стимула в различные ядра и кору головного мозга, в зону первичной проекции соответствующего анализатора, а также ответов, связанных с обработкой информации. Таким образом, получаемые начальные компоненты отражают физические свойства стимула, а более поздние — условия его обработки. Используются такие характеристики сигнала ВП, как время задержки ответа, латентный период основных пиков, амплитуда основных пиков, межпиковые латентности.

Учитывая, что 70% информации доставляет нам зрительный анализатор, 15% — слуховой, а 10% — тактильный, то раннее определение степени дисфункции этих наиболее важных сенсорных систем является необходимым для диагностики, а также выбора метода терапии и оценки прогноза заболевания нервной системы. Показаниями для назначения метода ВП являются: исследование функций слуха и зрения, оценка состояния сенсомоторной коры, когнитивных функций мозга уточнение нарушений ствола мозга, выявление нарушений периферических нервов и нарушения проведения путей спинного мозга, оценка комы и смерти мозга.

Транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) — метод, в основе которого лежит возбуждение нервной системы с помощью магнитного стимулятора. Преимущество метода перед электрической стимуляцией заключается в том, что магнитное поле способно без изменений проходить через любые анатомические структуры (т.е. сигнал не ослабевает при прохождении через различные среды) и возбуждать нервные ткани, кроме того, магнитное воздействие является безболезненным. Метод позволяет возбуждать как клетки моторной коры, так и моторные корешки и периферические нервы. Таким образом, метод ТМС позволяет выявить нарушения в проведении нервного импульса на протяжении от коры до мышцы и используется для объективной оценки повреждения двигательных путей. Показаниями для проведения данного обследования являются поражения моторного тракта на любом уровне. Сюда относятся двигательные расстройства при различных неврологических заболеваниях, обусловленных страданием пирамидного тракта (инсульты), причем с помощью ТМС можно локализовать очаг поражения до появления визуализации при КТ или МРТ; процессы демиелинизации различного генеза, травматические поражения и опухолевые процессы. ТМС можно использовать для тестирования высших психических функций, в частности функциональной локализации речи. Кроме диагностического использования метод ТМС может применяться в терапевтических целях для лечения болезни Паркинсона, эпилепсии, дистонических расстройств, поражений периферических нервов, мигрени, а в психиатрической практике — при депрессивных расстройствах, синдромах навязчивых идей, шизофрении.

Электронейромиография (ЭНМГ) — метод диагностики, изучающий функциональное состояние возбудимых тканей (нервов и мышц). Пожалуй, данный метод является наименее известным практическим врачам-неврологам, поскольку до последнего времени использовался только в специализированных центрах.

При проведении ЭНМГ оценивается состояние мышцы, нейромышечного синапса, периферического нерва, сплетения, корешка, переднего рога спинного мозга. При этом данную методику можно разделить на две: первая — в основном посвящена регистрации спонтанной и вызванной мышечной активности (ЭМГ), вторая — регистрации потенциалов действия (ПД) периферических сенсорных волокон. Получаемая с помощью этих двух методов информация способствует выявлению типа нарушений, помогает определению степени его тяжести, а также позволяет оценить достигнутое улучшение в ходе лечения.

ЭМГ. Для исследования спонтанной и произвольной мышечной активности используют игольчатую стимуляцию — регистрацию ПД двигательной единицы (совокупности мышечных волокон, иннервируемых одним аксоном). Обращают внимание на такие параметры, как спонтанная активность, амплитуда ПД двигательной единицы (повышение или снижение). Так, в случае патологии мышечного волокна мышца перестает иннервироваться аксоном и начинает работать в собственном режиме, в результате регистрируется спонтанная активность в покое. Первично-мышечные заболевания приводят к гибели мышечных волокон, в результате чего снижается их количество в двигательной единице, как следствие, уменьшается амплитуда ПД двигательной единицы и длительность ПД. Данная методика информативна в случае подозрения на первичное мышечное поражение, для диагностики поражения мотонейрона и аксонального поражения.

Стимуляционная электромиограмма используется для тестирования синапса (периферическое звено нервно-мышечной системы). При этом регистрируют активность мышцы в ответ на электрическое раздражение периферического нерва. Измеряют скорость проведения возбуждения, латентные периоды моторного ответа мышцы. Данная методика является информативной для демиелинизирующих заболеваний, в случае плексопатий, полинейропатий (в т.ч. острой полинейропатии Гийена — Барре), демиелинизирующих заболеваний.

Электронейрография позволяет регистрировать ответы периферических нервов на их стимуляцию. С помощью данного метода тестируются чувствительные волокна, возможна дифференциальная диагностика аксоно- и миелинопатии.

Ультразвуковая допплерография — метод исследования состояния кровотока с помощью допплера. Метод незаменим для диагностики нарушений кровообращения. В неврологии наиболее используемой является допплерография интра- и экстракраниальных сосудов. Состояние кровотока оценивается путем измерения скорости кровотока. Так, при стенозе скорость кровотока возрастает пропорционально степени стеноза. В случае окклюзии сосуда может происходить как изменение направления кровотока, так и явление “ампутации” сосуда на картах кровотока. Следует отметить, что диагностические возможности данного метода при исследовании позвоночных артерий ограничены вследствие большой индивидуальной вариабельности позвоночных артерий и особенностей прохождения этих сосудов в костных каналах и тканях шеи.

Методы дуплексного и триплексного сканирования являются наиболее современными методами исследования кровотока, а также состояния сосуда. В условиях двух- и трехмерного изображения возможно увидеть артерию, ее форму и ход, оценить состояние ее просвета, увидеть бляшки, тромбы, а также зону стеноза. Методы незаменимы при подозрении на наличие атеросклеротических поражений.

Следует помнить, что зачастую клиницист ждет от врача функциональной диагностии конкретного диагноза, а тот в свою очередь не имеет права постановки диагноза. Из этого следует, что любой клиницист должен сам обладать определенным уровнем знаний, необходимых для интерпретации полученных результатов. Также нельзя забывать, что методы функциональной диагностики являются вспомогательными и должны оцениваться врачом-клиницистом применительно к конкретному пациенту. При этом врач-невролог должен опираться на имеющуюся клиническую картину, анамнез и течение заболевания.

А.И. МАЧУЛИНА, врач-невролог отделения неврологии ГКБ № 33 (Москва)

прогноз

Продолжительность и тяжесть симптомов варьируются от человека к человеку. Как правило, симптомы не опасны для жизни, но возникающие осложнения могут быть изнурительными или снижать качество жизни человека.

Однажды успокоившись, что их симптомы не связаны с физическим состоянием или серьезной болезнью, многие люди с FND восстанавливаются.

Однако некоторые люди могут испытывать постоянные симптомы, повторяющиеся симптомы или развитие новых симптомов на более позднем этапе, особенно если:

  • лечение задерживается
  • симптомы развиваются медленно
  • симптомы не улучшаются быстро
  • симптомы не связаны со стрессом
  • симптомы включают тремор или судороги
  • существуют сопутствующие психологические условия

Нейрогенные расстройства трофики. Нейродистрофический процесс

Трофика клетки – совокупность процессов, обеспечивающих жизнедеятельность клетки и поддержание генетически заложенных свойств. Расстройство трофики представляет собой дистрофию, развивающиеся дистрофические изменения составляют дистрофический процесс.

Нейродистрофический процесс –это развивающееся нарушение трофики, которое обусловлено выпадением или изменением нервных влияний. Оно может возникать как в периферических тканях, так и в самой нервной системе.

Выпадение нервных влияний заключается:

• в прекращении стимуляции иннервируемой структуры в связи с нарушением выделения или действия нейромедиатора;

• в нарушении секреции или действия комедиаторов –веществ, которые выделяются вместе с нейромедиаторами и играют роль нейромодуляторов, обеспечивающих регуляцию рецепторных, мембранных и метаболических процессов;

• в нарушении выделения и действия трофогенов.

Трофогены (трофины) – вещества различной, преимущественно белковой природы, осуществляющие собственно трофические эффекты поддержания жизнедеятельности и генетически заложенных свойств клетки.

Источники трофогенов:

• нейроны, из которых трофогены поступают с антероградным (ортоградным) аксоплазматическим током в клетки-реципиенты (другие нейроны или иннервируемые ткани на периферии);

• клетки периферических тканей, из которых трофогены поступают по нервам с ретроградным аксоплазматическим током в нейроны (рис. 5);

• глиальные и шванновские клетки, которые обмениваются с нейронами и их отростками трофическими веществами.

Вещества, играющие роль трофогенов, образуются также из сывороточных и иммунных белков. Трофическое воздействие могут оказывать некоторые гормоны. В регуляции трофических процессов принимают участие пептиды, ганглиозиды, некоторые нейромедиаторы.

К нормотрофогенам относятся различного рода белки, способствующие росту, дифференцировке и выживанию нейронов и соматических клеток, сохранению их структурного гомеостаза (например, фактор роста нервов).

В условиях патологии в нервной системе вырабатываются трофические вещества, вызывающие устойчивые патологические изменения клеток-реципиентов – патотрофогены(по Г.Н. Крыжановскому).

Патотрофогены синтезируются, например, в эпилептических нейронах – поступая с аксоплазматическим током в другие нейроны, они могут индуцировать у этих нейронов-реципиентов эпилептические свойства.

Патотрофогены могут распространяться по нервной системе как по трофической сети, что является одним из механизмов распространения патологического процесса.

Патотрофогены образуются и в других тканях.

Дистрофический процесс в денервированной мышце. Синтезируемые в теле нейрона и транспортируемые в терминаль с аксоплазматическим током вещества, выделяются нервным окончанием и поступают в мышечные волокна (см. рис. 4), выполняя функцию трофогенов.

Эффекты нейротрофогенов видны из опытов с перерезкой двигательного нерва

: чем выше произведена перерезка, т.е. чем больше сохранилось трофогенов в периферическом отрезке нерва, тем позднее наступает
денервационный синдром
.

Нейрон вместе с иннервируемой им структурой (например, мышечным волокном) образует регионарный трофический контур (или регионарную трофическую систему, см. рис. 4). Например, если осуществить перекрестную реиннервацию мышц

с разными исходными структурно-функциональными характеристиками (реиннервация «медленных» мышц волокнами от нейронов, иннервировавших «быстрые» мышцы, или наоборот), то реиннервированная мышца приобретает в значительной мере новые динамические характеристики: «медленная» становится «быстрой», а «быстрая» – «медленной».

Рис. 4. Трофические связи мотонейрона и мышцы. Вещества из тела мотонейрона (МН), его мембраны 1, перикариона 2, ядра 3 транспортируются с антероградным аксоплазматическим током 4 в терминаль 5. Отсюда они, а также вещества, синтезируемые в самой терминали 6, поступают транссинаптически через синаптическую щель (СЩ) в концевую пластинку (КП) и в мышечное волокно (МВ). Часть неиспользованного материала поступает обратно из терминали в тело нейрона с ретроградным аксоплазматическим током 7. Вещества, образующиеся в мышечном волокне и концевой пластинке, поступают транссинаптически в обратном направлении в терминаль и далее с ретроградным аксоплазматическим током 7 в тело нейрона — к ядру 8, в перикарион 9, к мембране дендритов 10. Некоторые из этих веществ могут поступать из дендритов (Д) транссинаптически в другой нейрон через его пресинаптическое окончание (ПО) и из этого нейрона далее в другие нейроны.

Между нейроном и мышцей происходит постоянный обмен веществами, поддерживающими трофику, структурную целостность и нормальную деятельность обоих образований. В этом обмене принимают участие глиальные клетки (Г). Все указанные образования создают регионарную трофическую систему (трофический контур)

В денервированном мышечном волокне возникают новые трофогены, которые активируют разрастание нервных волокон (sprouting

). Указанные явления исчезают после реиннервации.

Нейродистрофический процесс в других тканях. Взаимные трофические влияния существуют между каждой тканью и ее нервным аппаратом.

При перерезке афферентных нервов возникают дистрофические изменения кожи. Перерезка седалищного нерва (смешанный нерв, содержит чувствительные и двигательные волокна), вызывает образование дистрофической язвы

в области скакательного сустава у крысы.

Классический опыт Ф. Мажанди (1824), послуживший началом разработки всей проблемы нервной трофики

, заключается в перерезке у кролика первой ветви тройничного нерва. В результате операции развивается язвенный кератит, вокруг язвы возникает воспаление, и со стороны лимба в роговицу врастают сосуды, которые в ней в норме отсутствуют. Врастание сосудов является выражением патологического растормаживания сосудистых элементов – в дистрофически измененной роговице исчезает фактор, который тормозит в норме рост в нее сосудов, и появляется фактор, который активирует этот рост.

Вывод о существовании трофических нервов привел к представлению о нервной трофике, а результаты перерезки этих нервов – к представлению о нейрогенных (денервационных) дистрофиях.

В дальнейшем мнение о существовании трофической функции нервов нашло подтверждение в работах И.П. Павлова. Огромная заслуга И.П. Павлова состоит в том, что он распространил учение о рефлекторной деятельности нервной системы на нервно-трофические процессы, выдвигая и развивая проблему трофических рефлексов.

Последующие исследования К.М. Быкова (1954) и А.Д. Сперанского (1955) углубили и расширили представления о трофических расстройствах и их связи с нервной системой.

К.М. Быковым были получены данные, свидетельствующие о функциональной связи коры полушарий головного мозга и внутренних органов, обеспечивающих постоянство внутренней среды и нормальное течение трофических процессов в организме. Расстройства коркового управления висцеральными функциями разного происхождения могут привести к нейродистрофическим процессам в тканях, например к появлению язв в желудочно-кишечном тракте.

А.Д. Сперанским было установлено, что нарушение нервно-трофических процессов в организме может возникнуть при действии раздражителей разной природы и повреждении любого участка периферической или центральной нервной системы.

Дистрофические процессы в разных органах появляются и при раздражении периферических нервов, и нервных ганглиев, и самого мозга. Локализация первичного повреждения нервной системы вносила лишь различия в картину нейрогенных дистрофий, но механизмы их развития оказались однотипными

. Поэтому процесс, развивающийся после повреждения какого-либо участка нервной системы, А.Д. Сперанский назвал
стандартным нейро-дистрофическим процессом. Эти факты послужили основой формирования важного для патологии положения о существовании стереотипной формы нейрогенных расстройств трофики – нейродистрофии.
И.В. Давыдовский (1969) считал нервно-трофические нарушения ответственными за возникновение дистрофии, некроза и воспаления при авитаминозах, лепре, язве стопы, болезни Рейно, пролежнях, обморожениях и многих других патологических процессов и заболеваний.

Клинические проявления нейродистрофического процесса. Клиницистами описаны нейрогенные атрофии при денервации органов, особенно поперечно-полосатых мышц, нейрогенные трофические язвы, появляющиеся при разного рода повреждениях нервной системы. Установлена связь с нервной системой трофических нарушений кожи в форме измененного ороговения, роста волос, регенерации эпидермиса, депигментаций, а также расстройств в отложении жира – липоматозы.

Выявлены трофические расстройства нервного происхождения и при таких заболеваниях как склеродермия, сирингомиелия, спинная сухотка и др. Трофические расстройства обнаружены не только при нарушениях целостности нервов, сплетений или повреждениях мозга, но и при так называемых функциональных расстройствах нервной системы, например при неврозах.

Дополнительные факторы нейродистрофического процесса. К факторам, участвующим в развитии нейродистрофического процесса, относятся: сосудистые изменения в тканях, нарушения гемо- и лимфомикроциркуляции, патологическая проницаемость сосудистой стенки, нарушение транспорта в клетку питательных и пластических веществ.

Важным патогенетическим звеном является возникновение в дистрофической ткани новых антигенов в результате изменений генетического аппарата и синтеза белка, образуются антитела к тканевым антигенам, возникают аутоиммунный и воспалительный процессы. В указанный комплекс патологических процессов входят также вторичное инфицирование язвы, развитие инфекционных повреждений и воспаления. В целом нейродистрофические поражения тканей имеют сложный многофакторный патогенез.

PsyAndNeuro.ru

Период от рождения и до 2 лет является очень важным возрастом, во время которого устанавливаются поведенческие паттерны и когнитивные возможности ребёнка. В это время увеличиваются в размерах корковые нейроны, с большой скоростью растёт число синапсов, во много раз возрастает количество олигодендроглиоцитов. Вместе с этим, в это же время возможно проявление «индикаторов» риска для развития таких психических расстройств, как аутизм и шизофрения. Не смотря на всё важность данного периода в онтогенезе, мы мало, что знаем о нём.

В марте 2020 года в журнале Nature была опубликована статья американских исследователей John H. Gilmore, Rebecca C. Knickmeyer, Wei Gao о развитии головного мозга у детей в период с рождения и до 2 лет, в которой они при помощи анализа описательных исследований проследили его структурные и функциональные изменения, их роль в развитии психических расстройств, а также попытались установить возможные признаки будущих отклонений в нервно-психической сфере.

Все наши знания о строении головного мозга базируются на множестве посмертных исследований, которые в большинстве случаев ограничены поперечным дизайном. Согласно данным работам, объём головного мозга ребёнка в возрасте 2 – 3 недель составляет около 35% от объёма головного мозга взрослого. К концу второго года жизни данная цифра увеличивается до 80%. После этого рост головного мозга становится более равномерным.

Нейроонтогенез человека на клеточном уровне

Сразу же после рождения значительно увеличиваются объёмы серого и белого веществ. Но, в отличие от белого, которое растёт постепенно и практически до 30 лет, серое вещество увеличивается быстрее и замедляет свой рост уже к подростковому возрасту.

Корковый слой достигает пика своего роста к 1 – 2 годам, а затем его рост прекращается. Особенно быстро растут извилина Гешля, Роландова борозда, передняя центральная извилина. Площадь поверхности мозга расширяется вплоть до 8 – 12 лет. Её рост также гетерогенен по областям: кора латеральной лобной, латеральной теменной и затылочной долей мозга развиваются быстрее, чем орбитальная часть лобной доли и центральная доля. В целом рисунок извилин головного мозга, примерно, одинаков как у новорожденных, так и у взрослых.

Структурное развитие мозга в раннем детстве: созревание миелина

Мозолистое тело, нижний и верхний продольные пучки есть у детей уже при рождении. Это говорит о том, что большая часть «проводящего» мозга формируется ещё в пренатальный период.

С рождения начинается миелинизация нервных волокон, распространяясь с мозжечка, моста и внутренней капсулы и продолжаясь от валика мозолистого тела, зрительных путей до затылочных, теменных долей и передней части лобной и височной долей.

Оценочные траектории структурных параметров головного мозга в течение развитии. FA – фракционная анизотропия

Не меньший интерес представляет развитие нервных сетей, так как их структурные и функциональные нарушения ведут к различным нервно-психическим заболеваниям. Согласно множеству исследований, нервные центры появляются ещё до рождения. Это показано путём проведения МРТ недоношенным детям в сравнении с обследованиями здоровых детей. Первыми появляются сенсомоторные, зрительные и слуховые центры. Они располагаются в тех же зонах мозга, что и у взрослых.

Языковой центр у взрослых располагается более латерально и окружён нижней лобной и верхней височной извилинами. Иерархия областей головного мозга также закладывается с рождения.

В настоящее время имеются исследования, указывающие на то, что разница в структуре и функциональной активности головного мозга, зависящая от пола, имеется с рождения. Например, при рождении мозг мужчин на 6% больше, чем у женщин. Медиальная часть височной доли коры головного мозга и Роландова борозда также больше у мужчин, в то время как у женщин преобладают моторные и зрительный центры. Мозг мужчин увеличивается более быстро, чем у женщин. После двухлетнего возраста процесс гирификации более выражен у мужчин (но не в период от 0 до года). Нервные волокна некоторых мозговых структур быстрее подвергаются миелинизации у женщин, чем у мужчин (например, мозолистое тело). В раннем возрасте нервные сети примерно одинаковы у обоих полов. Но затем в процессе развития связи между амигдалой и средней височной извилиной, постцентральной извилиной и гиппокампом сильнее у женщин. У мужчин в свою очередь преобладают связи между амигдалой и зонами, ответственными за страх. Все эти различия способствуют последующей дифференциации в выработке гормонов, в поведенческих паттернах.

Изучая головной мозг со стороны его структурных особенностей в зависимости от пола, мы можем приблизится к пониманию половых особенностей психических расстройтв. Как и пол, наследственность также играет роль в общем объёме мозговой ткани, развитии корковых структур, распределении серого и белого веществ. Некоторые исследования отмечают генетические влияния на структуру и функциональные особенности головного мозга. Особенно обращают на себя внимания гены, контролирующие процесс транскрипции, регуляторы хроматина, РНК-связывающий белок.

Есть исследования, доказывающие, что социо-экономические факторы играют не последнюю роль в структурном развитии головного мозга. Мозг детей, чьи семьи имеют небольшой доход, подвергающихся родительской депривации, имеет меньший объём серого вещества в коре, гиппокампе, амигдале. При этом различий в белом веществе не обнаруживается. С возрастом влияние социо-экономических факторов становится ещё заметнее.

Также обнаружено влияние стресса, депрессии и тревоги матери во время беременности на последующее развитие мозга её ребёнка. В частности, повышенный уровень кортизола у матери коррелирует с большим размером амигдалы у семилетних девочек.

Депрессия матери, вероятно, приводит к уменьшению коркового слоя у ребёнка. У детей, чьи матери испытывали тревогу во время беременности, в период с рождения до полугода рост гиппокампа происходит медленнее. Существуют исследования, подтверждающие влияние алкоголя и наркотических веществ на развитие головного мозга. Так, приём кокаина во время беременности ведёт к нарушению связи между амигдалой и срединной префронтальной корой, между таламусом и фронтальной корой.

Некоторые исследования ещё в раннем детстве обнаруживают нарушения развития головного мозга, являющиеся предикторами развития нервно-психических заболеваний,. Например, изменения в объёме серого и белого веществ ведёт к отставанию в росте всех структур головного мозга.

В настоящее время есть исследования, демонстрирующие, что у новорождённых мальчиков, имеющих родственников, страдающих шизофренией, головной мозг содержит больше серого вещества по сравнению с контрольной группой. У детей с риском развития аутизма до шести месяцев проявление фракционной анизотропии на МРТ выше, чем в норме; после 6 месяцев данный показатель снижается, и к году достигает меньшего уровня, чем в популяции.

Сильная связь между амигдалой, передней инсулой и вентральным стриатумом, возможно, является предиктором развития тревожных расстройств. Существует исследование, показавшее небольшое, но тем не менее статистически значимую зависимость между миелинизацией нервных волокон в лобной и височной долях и речевым развитием в возрасте от 3 месяцев до 4 лет, а также между общей миелинизацией головного мозга и уровнем когнитивного развития в этот же возрастной период.

Описательные исследования показали нам, что головной мозг с момента рождения до года претерпевает множество изменений: быстрый рост серого вещества, миелинизация, развитие мозговых структур, гирификация. После двух лет процесс развития замедляется.

Благодаря описательным исследованиям нам удалось проследить влияние наследственности, генных факторов, социальной среды, индивидуальных особенностей на развитие мозга, удалось обнаружить предикторы риска нервно-психических расстройств. Возможно, подобные исследования дадут нам в будущем возможность обнаруживать биомаркёры этих заболеваний задолго до того, как они проявятся клинически. Это даст нам возможность более мягко вмешаться в развитие головного мозга, что в последующем приведёт к более благоприятным исходам нервно-психических заболеваний.

Подготовила: Вирт К.О.

Источники: Gilmore J.H. et al. Imaging structural and functional brain development in early childhood. Nat Rev Neurosci. 2020 Feb 16;19(3):123-137. doi: 10.1038/nrn.2018.1.

Дорогой читатель, в благодарность ты можешь материально поддержать наш проект или конкретно автора данной статьи, написав его фамилию в сопроводительном письме денежного перевода.
Такая поддержка являются пока единственным способом развития нашего проекта.

Сбербанк – 5469 5500 1827 1533 ЯндексДеньги – 410011063875586

Сбербанк – 5469 5500 1827 1533 ЯндексДеньги – 410011063875586

Сбербанк – 5469 5500 1827 1533 ЯндексДеньги – 410011063875586

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: