Психология и сердечно-сосудистая система

Интерес к изучению влияния психологических факторов на физическое здоровье человека, в том числе его сердечно-сосудистую систему зародился еще задолго до появления позитивной психологии.

Психологов на протяжении многих лет интересовало то, как различные психические расстройства связаны с различного рода заболеваниями.

Например, исследования показывают (Scott et al., 2007), что депрессия и/или тревожные расстройства связаны с диабетом, ожирением, астмой, артритами, артериальной гипертензией и заболеваниями сердца.

Однако лишь относительно недавно ученые стали задумываться о том, как позитивные психологические состояния могут способствовать улучшению физического здоровья и снижению смертности у людей, страдающих различными заболеваниями.

С социальной точки зрения наиболее важно было понять, как позитив связан с болезнями сердца, например, ишемической болезнью.

Ведь по статистике Всемирной организации здравоохранения, именно этот недуг является самой распространенной причиной смертей в мире.

Она унесла жизни 7,4 млн людей на планете в 2012 году.

Сегодня мы знаем, что позитивные психологические феномены не только связаны с работой сердца, но и положительно влияют на кардиоваскулярную систему.

Гедонистическое субъективное благополучие

Эта модель состоит из позитивных и негативных эмоций, а также когнитивной удовлетворенности жизнью.

Среди здоровых людей как позитивные эмоции, так и удовлетворенность жизнью связаны с риском развития кардиоваскулярных и коронарных заболеваний.

А, например, у тех, кто перенес стентирование коронарных сосудов сердца, субъективное благополучие снижает риск наступления смерти в течение двух лет.

Эвдемоническое субъективное благополучие

Оно представлено теорией психологического благополучия и теорией самодетерминации.

Психологическое благополучие (Ryff, 1989) состоит из: автономии (autonomy), исполнительского мастерства (mastery), позитивных отношений с другими (positive relations with others), личностного роста (personal growth), смысла (purpose in life) и самопринятия (self-acceptance).

Теория самодетерминации рассматривает три базовых психологических потребности (автономия, компетентность и связанность с другими людьми) как основные факторы счастья.

Их удовлетворение или фрустрация, таким образом, оказывает непосредственное влияние на субъективное благополучие человека.

Среди здоровых людей такое субъективное благополучие связано с риском смертности от сердечно-сосудистых заболеваний.

В первую очередь это касается наличия жизненного смысла.

У людей, страдающих от кардиоваскулярных болезней, автономия предсказывает риск наступления смерти в течение пяти лет.

Оптимизм

Оптимистический стиль описания и диспозиционный оптимизм негативных событий также связан с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Здоровые оптимисты реже страдают от коронарных болезней, равно как и страдающие от заболеваний сердца оптимисты менее подвержены риску наступления смерти.

Механизм связи

Взаимосвязь субъективного благополучия и других позитивных психологических феноменов с кардиоваскулярными заболеваниями объясняется как более здоровым поведением испытуемых, так и рядом биологических факторов.

Более счастливые люди менее склонны к курению, более сдержаны при употреблении алкоголя, активно занимаются спортом и физической активностью, имеют более здоровый сон и потребляют здоровую пищу.

В качестве биологических факторов выступают кардиоваскулярные функции, метаболические процессы и биомаркеры такие, как С-реактивный белок, интерлейкин 1 и 6.

Психологические интервенции

Несмотря на повышенный интерес к исследованиям взаимосвязи субъективного благополучия и сердечно-сосудистых заболеваний, экспериментальных работ по выявлению эффектов психологических интервенций на физическое здоровье людей было проведено не так много.

Основным инструментом психологов (DuBois et al., 2012) была медитация (Mindfulness-based stress reduction), которая показала свою эффективность при работе с людьми, страдающими от кардиоваскулярных заболеваний.

В недавнем исследовании (Nikrahan et al., 2016) было выявлено положительное влияние традиционных позитивных психологических интервенций на биомаркеры у такого рода когорты.

Оказалось, что в зависимости от вида интервенции снижают уровень С-реактивного белка или кортизола как после курса, так и спустя семь недель время после его окончания.


Christina M. DuBois, B.A., Scott R. Beach, M.D., Todd B. Kashdan, Ph.D., Maren B. Nyer, Ph.D., Elyse R. Park, Ph.D., M.P.H., Christopher M. Celano, M.D., Jeff C. Huffman, M.D. Positive Psychological Attributes and Cardiac Outcomes: Associations, Mechanisms, and Interventions. Psychosomatics 2012:53:303–318

Julia K. Boehm and Laura D. Kubzansky. The Heart’s Content: The Association Between Positive Psychological Well-Being and Cardiovascular Health. Psychological Bulletin 2012, Vol. 138, No. 4, 655–691

K.M. Scott et al. Depression–anxiety relationships with chronic physical conditions: Results from the World Mental Health surveys. Journal of Affective Disorders 103 (2007) 113–120.

Gholam Reza Nikrahan, Ph.D., Johannes A.C. Laferton, Ph.D.,
Karim Asgari, Ph.D., Mehrdad Kalantari, Ph.D., Mohammad Reza Abedi, Ph.D., Ali Etesampour, M.D., Abbas Rezaei, Ph.D., Laura Suarez, M.D.,
Jeff C. Huffman, M.D. Effects of Positive Psychology Interventions on Risk Biomarkers in Coronary Patients: A Randomized, Wait-List Controlled Pilot Trial. Psychosomatics 2016:57:359–368

Похожие статьи

Понравилось? Поделитесь с друзьями.Share on Facebook0Share on VKEmail this to someone