В психологии существует понимание того, что состояние психического здоровья является важным фактором развития ребенка.

Само развитие можно рассматривать достаточно широко, например, как процесс качественного изменения психической структуры.

Традиционная точка зрения оценивает состояние психического здоровья через призму психических отклонений и расстройств.

Другими словами, отсутствие тех или иных патологических симптомов условно приравнивается к здоровью.

Хотя в Уставе Всемирной организации здравоохранения отмечается, что здоровье «является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней и физических дефектов».

С появлением позитивной психологии ученых и практиков заинтересовала возможность изучения и работы с состоянием позитивного психического здоровья.

Основная проблема заключается в том, что не совсем понятно, как именно можно оценить такое состояние у ребенка и насколько тесно оно связано с качеством его жизни во взрослом возрасте.

Несмотря на предпринимаемые попытки исследования отдельных элементов этого психологического концепта, единой модели состояния позитивного психологического здоровья до недавнего времени не было.

В 2011 году Мартин Селигман развил одну из своих ранних идей и предложил новую модель субъективного благополучия PERMA.

Она включается в себя: позитивные эмоции (P), вовлеченность в деятельность (E), позитивные отношения с другими (R), смысл или осмысленность (M), достижения (A).

PERMA представляет собой попытку объединения позитивных эмоций, как ключевую составляющую гедонистической модели субъективного благополучия, с основными факторами эвдемонической модели, а также с психологическими феноменами позитивной психологии.

Новый подход к исследованию счастья был апробирован в исследовании школьников (Kern et al., 2014) и студентов вузов (Coffey et al., 2016; D’raven, Pasha-Zaidi, 2016).

Оказалось, что эта модель прекрасно подходит в качестве оценки состояния позитивного психического здоровья человека.

Ученых заинтересовало то, насколько сказывается такое состояние у подростков на качество их жизни во взрослом возрасте.

O’Connor и др. (2016) воспользовались данными другого лонгитюдного исследования, замерявшего различные психологические и социальные показатели у подростков в возрасте 15-16 лет, а затем в возрасте 23-24 и 27-28 лет.

Результаты исследования показали, что состояние позитивного психического здоровья в 15-16 лет предсказывает уровень образования и профессиональные навыки у взрослых в возрасте 27-28 лет.

Наряду с этим более психически здоровые подростки во взрослом возрасте склонны к участию в волонтерских программах и более вовлечены в социальную деятельность.


Coffey J.K., Wray-Lake L., Mashek D, Branand B. A Multi-Study Examination of Well-Being Theory in College and Community Samples // Journal of Happiness Studies. – 2016. – Vol. 17 (1). – pp. 187-211.
D’raven L.L., Pasha-Zaidi N. Using the PERMA Model in the United Arab Emirates // Social Indicators Research. – 2016. – Vol. 125 (3). – pp 905-933.
Kern M.L., Waters L.E., Adler A., White M.A. A multidimensional approach to measuring well-being in students: Application of the PERMA framework // Journal of Positive Psychology. – 2015. – Vol. 10, № 3. – pp. 262–271.
Meredith O’Connor, Ann V. Sanson, John W. Toumbourou, Jacolyn Norrish, Craig A. Olsson. Does Positive Mental Health in Adolescence Longitudinally Predict Healthy Transitions in Young Adulthood? // Journal of Happiness Studies. 2016. DOI 10.1007/s10902-016-9723-3

Похожие статьи

Понравилось? Поделитесь с друзьями.Share on Facebook2Share on VKEmail this to someone