Позитивная психология разработала огромное количество методов психологической помощи, объединенных общим названием — позитивные психологические интервенции (ППИ).

В общем виде разные методы психологической помощи представляют собой волевую активность человека, направленную на развитие позитивных эмоций, поведения и мышления (Sin, Lyubomirsky, 2009).

Другими словами, ППИ способствуют развитию способности фокусирования внимания на положительных аспектах самого себя или собственного опыта.

В рамках позитивной психологии насчитывается более 100 разнообразных методов психологической помощи.

К таким ППИ относятся: написание текста о положительных аспектах травматических событий (King, Miner, 2000), самоотчет о благодарности за события (Emmons, McCullough, 2003), подсчет доброжелательных поступков (Otake et al., 2006), самоотчет о трех хороших событиях (Seligman et al., 2005), развитие и использование позитивных черт характера (Seligman et al., 2009) и другие.

Наряду с самостоятельным применением тех или иных интервенций разработанные в рамках позитивной психологии методы психологической помощи могут быть частью психотерапевтического процесса.

Например, в рамках групповой терапии оптимизмом (Cheavens et al., 2006) клиентов учат ставить, изменять и достигать цели.

ППИ, основанные на развитии и использовании позитивных черт характера, стали применяться в рамках одноименной психотерапевтической модели (strength-based counseling model) (Smith, 2006).

Наконец, появилась позитивная психотерапия, которая стала использовать разнообразные методы психологической помощи, направленные на формирование позитивных ресурсов человека (Seligman, Rashid, Parks, 2006).

Основной целью применения ППИ в большинстве случаев является повышение субъективного благополучия.

Несмотря на наличие большого количества свидетельств эффективности применения таких методов психологической помощи, установление конкретных механизмов положительных изменений в человеке по-прежнему является предметом научных дискуссий.

Например, положительное влияние ППИ на субъективное благополучие объясняет теория самодетерминации, а точнее идея о наличии трех базовых психологических потребностей человека (Ryan, Deci, 2000).

К таким потребностям относится автономия, компетентность и связанность с другими, а их удовлетворение приводит к повышению субъективного благополучия.

Наряду с этим модель самосогласованных целей (Sheldon, Elliot, 1999) говорит о том, что удовлетворение базовых психологических потребностей происходит в результате достижения целей, которые согласованы с интересами и ценностями человека.

Другими словами, методы психологической помощи помогают человеку быть аутентичнее, брать ответственность за свою жизнь и двигаться к намеченным целям.

Наиболее перспективная модель объяснения положительных эффектов ППИ опирается на эволюционную составляющую позитивных эмоций.

Так, теории позитивных эмоций Б. Фредриксон (broaden-and-built theory), рассматривающей позитивные эмоции как ресурс деятельности и развития человека (Fredrickson, 2001).

В общем виде действие позитивных эмоций сводится к расширению поведенческого репертуара личности в момент их появления, что позволяет сформировать устойчивые психические ресурсы для последующего использования.

В практической плоскости это проявляется в развитии когнитивных и некогнитивных способностей человека.

В конечном итоге методы психологической помощи позволяют человеку ориентироваться на позитивные аспекты своего опыта, что приводит к увеличению позитивных эмоций и субъективного благополучия.


Cheavens J.S., Feldman D.B., Gum A., Michael S.T., Snyder C.R. Hope Therapy in a Community Sample: A Pilot Investigation // Social Indicators Research. – 2006. – Vol. 77, № 1. – pp. 61-78.

Emmons R.A., McCullough M.E. Counting blessings versus burdens: An experimental investigation of gratitude and subjective well-being in daily life // Journal of Personality and Social Psychology. – 2003. – Vol. 84. – pp. 377–389.

Fredrickson B.L. The role of positive emotions in positive psychology: The broaden-and-build theory of positive emotions // American Psychologist. – 2001. – Vol. 56. – pp. 218-226.

King L. A., Miner K. N. Writing about the perceived benefits of traumatic events: Implications for physical health // Personality and Social Psychology Bulletin. – 2000. – Vol. 26, № 2. – pp. 220-230.

Otake K., Shimai S., Tanaka-Matsumi J., Otsui K., Fredrickson, B.L. Happy People Become Happier Through Kindness: a Counting Kindness Intervention // Journal of Happiness Studies. – 2006. – Vol. 7. – pp. 361–375.

Ryan R.M., Deci E.L. Self-determination theory and the facilitation of intrinsic motivation, social development, and well-being // American Psychologist. – 2000. – Vol. 55. – pp. 68-78.

Seligman M.E.P., Steen T.A., Park N., Peterson C. Positive Psychology Progress: Empirical Validation of Interventions // American Psychologist. – 2005. – Vol. 60 (5). – pp. 410-421.

Seligman M.E.P., Rashid T., Parks A.C. Positive psychotherapy // American Psychologist. – 2006. – Vol. 61. – pp. 774–788.

Seligman M.E.P., Ernst R.M., Gillham J., Reivich K., Linkins M. Positive education: Positive psychology and classroom interventions // Oxford Review of Education. – 2009. – Vol. 35. – pp. 293–311.

Sin N.L., Lyubomirsky S. Enhancing well-being and alleviating depressive symptoms with positive psychology interventions: A practice-friendly meta-analysis // Journal of Clinical Psychology. – 2009. – Vol. 65. – pp. 467–487.

Smith E.J. Strength-Based Counseling Model // Counseling Psychologist. – 2006. – Vol. 34. – pp. 13-79.

Похожие статьи

Понравилось? Поделитесь с друзьями.Share on Facebook4Share on VKEmail this to someone